В день, когда мы, поддержкой земли заручась, По высокой воде, по соленой своей, Выйдем точно в назначенный час, - Море станет укачивать нас, Словно мать непутевых детей

В день, когда мы, поддержкой земли заручась, По высокой воде, по соленой своей, Выйдем точно в назначенный час, - Море станет укачивать нас, Словно мать непутевых детей. Показать полностью… Волны будут работать - и в поте лица Корабельные наши борта иссекут, Торопливо машины начнут месяца Составлять из ритмичных секунд. А кругом - только водная гладь, - благодать! И на длинные мили кругом - ни души!.. Оттого морякам тяжело привыкать Засыпать после качки в домашней тиши. Наши будни - без праздников, без выходных, - В море нам и без отдыха хватит помех. Мы подруг забываем своих : Им - до нас, нам подчас не до них, - Да простят они нам этот грех! Нет, неправда! Вздыхаем о них у кормы И во сне имена повторяем тайком. Здесь совсем не за юбкой гоняемся мы, Не за счастьем, а за косяком. А кругом - только водная гладь, - благодать! Ни заборов, ни стен - хоть паши, хоть пляши!.. Оттого морякам тяжело привыкать Засыпать после качки в домашней тиши. Говорят, что плывем мы за длинным рублем, - Кстати, длинных рублей просто так не добыть, - Но мы в море - за морем плывем, И еще - за единственным днем, О котором потом не забыть. А когда из другой, непохожей весны Мы к родному причалу придем прямиком, - Растворятся морские ворота страны Перед каждым своим моряком. В море - водная гладь, да еще - благодать, И вестей - никаких, сколько нам ни пиши... Оттого морякам тяжело привыкать Засыпать после качки в уютной тиши. И опять уплываем, с землей обручась - С этой самою верной невестой своей, - Чтоб вернуться в назначенный час, Как бы там не баюкало нас Море - мать непутевых детей. Вот маяк нам забыл подморгнуть с высоты, Только пялит глаза - ошалел, обалдел : Он увидел, что судно встает на винты, Обороты врубив на предел. А на пирсе стоять - все равно благодать, - И качаться на суше, и петь от души. Нам, вернувшимся, не привыкать привыкать После громких штормов к долгожданной тиши! 1973